Характеристики героев
115
Не нравится 0 Нравится

Арбенин



АРБЕНИН — герой драмы М.Ю.Лермонтова «Маскарад» (1834-1836; под настоящим названием первая публикация — 1842; в рукописи — «Маскерад»). Своего героя Лермонтов наделил фамилией, которую носили и другие его персонажи. Герой юношеской драмы «Странный человек» (1831) — Владимир Арбенин, в отрывке «Я хочу вам рассказать» фигурирует Александр Арбенин. У героя «Маскарада» имя пушкинского Онегина — Евгений. Онегин и Германн Пушкина, Чацкий Грибоедова, Ижорский Кюхельбекера — такова литературная генеалогия А. В этом образе запечатлелись черты героя популярной на русской сцене мелодрамы Дюканжа «Жизнь игрока» — Жоржа Жермани. Бесспорно влияние героев Байрона — Каина, Манфреда, Чайльд-Гарольда.

В основе образа А., как справедливо заметил Б.Эйхенбаум, не противопоставление порока и добродетели, а диалектика добра и зла, столкновение божественного и дьявольского начал. Деятельное стремление А. к добру в порочном мире неминуемо оборачивается злом. Отделение «высокого зла», мстящего за поругание добра (А.), от обыденного, пошлого, бытового порока (обман, сплетня, предательство, интрига — Казарин, Шприх, Звездич, Штраль) необходимо Лермонтову для превращения мелодраматической фабулы в сюжет социально-философской романтической драмы. Отношения А. с миром не бытовые, он решает вечные проблемы бытия. Богоборческие мотивы, традиционные для романтиков (персонажи Байрона — Манфред, Каин, лермонтовский Демон), в герое «Маскарада» получили своеобразное преломление. А.— не нигилист, не релятивист, он верит в существование справе дливого Бога, но «там» — за гробом, в вечности. Здесь же, на земле, где «всюду зло — везде обман», мир — хаос. Герой ощущает на своей судьбе «печать проклятья», его жизнь — бесконечное страдание и одиночество. Познав ад существования, А. перед злом не преклонился. Больше того — потенциально А. открыт для добра. Женившись на Нине случайно, он сознательно порывает с прошлым. Нина возрождает в нем надежду на возможность божественной гармонии здесь, на земле, веру в справедливость миропорядка. Любовь А.— это возможность преодоления ситуации разлада с миром, залог примирения с Богом. И потому так трагично для А. прозрение (мнимое); герой мстит не только за обманутые иллюзии, оскверненную честь, разрушенное счастье. А. желает отомстить за поруганную веру, красоту, гармонию. Теперь для него «преграда рушена между добром и злом», ему «все дозволено». Он возлагает на себя миссию сверхчеловека, право высшего суда и наказания. Признание собственного избранничества приводит А. к трагической ошибке. Стремление очистить Нину от греха и смертью возвратить ей божественную чистоту оборачивается преступлением, убийством невинной жены. В этой связи чрезвычайно важен образ Неизвестного. С одной стороны, он имеет черты реального человека, с другой — олицетворяет мистические силы зла. Он, как режиссер, ведет А. к убийству, являя собой месть тьмы за стремление А. к свету. Гипотетически можно утверждать, что именно Неизвестный (черт под маской) является символическим организатором светской интриги (например, характерно, что на балу, когда Неизвестный видит, как А. всыпает яд в мороженое, он не предотвращает убийство). Однако абсолютно ясно, что возмездие настигает А. не в «наслаждении пороком», а в момент покоя и счастья. Именно поэтому для Лермонтова так важен «прием двойного сострадания». Мировое зло делает А. и жертвой, и преступником. В финале, узнав, что Нина невинна, А., раздираемый мучительными страданиями, сходит с ума («и этот гордый ум сегодня изнемог!»). Нет спасения романтическому герою, но нет и возврата под власть тьмы. Таким образом, коллизия А. перенесена автором из сферы индивидуальной морали и психологии в план общечеловеческого бытия. Необходимо отметить, что не только логика демонического героя ведет А. к преступлению: «Мне ль быть супругом и отцом семейства //…который испытал // Все сладости порока и злодейства?» В структуре «Маскарада» месть гордой души, как черта «негативного, разрушительного воодушевления» (Р.Гальцева), есть протест против социального порядка. А., уставший от «борьбы с самим собой», познавший боль, страдания и страсти, навсегда остался изгоем, обреченным на вечное одиночество. В прошлом игрок, презревший «закон людей, закон природы», А. не приемлет пошлости света. Мир масок, шулеров и подлецов, мир интриги, сплетни и обмана,— бесконечно враждебен герою. Он здесь чужой, и общество мстит ему за это.

Образ А. претерпел ряд изменений, сюжетных и характеристических, в разных редакциях «Маскарада». Отличие первых трех: А. не узнал о том, что Нина невиновна — драма заканчивалась появлением доктора, который констатировал смерть. Чтобы отомстить Звез-дичу, А. вступал в общество шулеров, возглавляемое Казариным, и те, по его наущению, обыгрывали князя, в чем и состояла месть героя; сцена публичного оскорбления Звездича отсутствовала. А. в ранних редакциях вплотную примыкал к Демону. Эти демонические черты сохраняются и в четвертой редакции, признанной канонической. Однако в ней романтическая патетика образа приобретает психологическую мотивировку; усиливается социальная тематика, выраженная в монологах-инвективах, адресованных свету. Образ А. как бы движется от Демона к будущему Печорину. Последняя тенденция отчетливо проявилась в пятой редакции, которая иногда рассматривается как самостоятельная пьеса. В ней имя героя сделалось названием драмы, исчезает маскарад как место действия и образ-символ. Нина на самом деле изменяет А. Он же не убивает Нину, а только разыгрывает сцену мнимого отравления. Убедившись в измене жены, А. оставляет свой дом; его уход отчасти напоминает бегство Чацкого. Столь существенные изменения образа обусловлены пониманием исчерпанности романтического героя, поисками иного «героя нашего времени».

Роль А., предназначавшаяся П.С.Мочалову, так и не была сыграна великим трагиком по причине цензурного запрета пьесы. Первым исполнителем этой роли стал В.А.Каратыгин (1852). Среди наиболее ярких интерпретаторов образа следует назвать Ю.М.Юрьева в постановке В.Э.Мейерхольда (1917) и Н.Д.Мордвинова в фильме С.А.Герасимова (1941) и спектакле Ю.А.Завадского (1952).

Лит.: Эйхенбаум Б.М. Пять редакций «Маскарада» // «Маскарад» Лермонтова. М.; Л., 1941; Эйхенбаум Б.М. Статьи о Лермонтове. М.; Л., 1961.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;