Характеристики героев
69
Не нравится 0 Нравится

Вера Павловна



ВЕРА ПАВЛОВНА — героиня произведения Н.Г. Чернышевского «Что делать? Из рассказов о новых людях» (1863). Книга строится как повествование о ее жизни и духовном развитии; с ее судьбой соединяются или пересекаются судьбы других героев. Испытывая отвращение к атмосфере лжи и насилия, царящей в семье, сопротивляясь попыткам матери выдать ее замуж за «дрянного» молодого человека Сто-решникова, В.П. вступает в брак (сначала фиктивный) со студентом-медиком Лопуховым, сторонником социалистических идей. Для совместной жизни они вырабатывают целый ряд нововведений, поизванных сохранить в семье любовь, взаимное уважение и полный суверенитет каждой из сторон. В.П. организует швейную мастерскую, которая постепенно становится зародышем коммуны по образцу фурьеристских фаланстеров. Взаимная любовь В.П. и друга ее мужа, Кирсанова, заканчивается союзом.

По словам автора, В.П. «одна из первых женщин, жизнь которых устроилась хорошо». В начале романа она характеризуется как «обыкновенная девушка», получившая «обыкновенное воспитание» и стремящаяся к счастью для себя и для других. Однако система «двойников» В.П. показывает, что ее образ содержит сложное обобщение.

«Двойники» В.П. образуют своеобразную иерархическую систему: судьба каждого из них, в соответствии с воззрениями Чернышевского («при известных обстоятельствах становится добр, при других — зол», статья «Антропологический принцип в философии»), представляет возможную реализацию судьбы В.П. в других обстоятельствах. Ее жизнь могла сложиться, как у куртизанки Жюли, «дурной» и одновременно «честной» женщины: такую возможность рисует второй сон В.П. В центре этой иерархии — образ Кати Полозовой, «симметричный» образу В.П. и занимающий в предпоследней главе романа место главной фигуры повествования. В.П. — брюнетка (в характерологии Чернышевского — знак экспансивности), Катя — блондинка (знак уравновешенности); В.П. спасена от противного ей брака с Лопуховым, Катя — от безрассудно желаемого ею брака с Кирсановым; в конечном счете мужем В.П. становится Кирсанов, мужем Кати — «воскресший» Лопухов-Бьюмонт; Катя, по примеру В.П. организует швейную мастерскую; у каждой из героинь рождается сын. Обе семьи живут вместе, воплощая гармонию грядущей коммуны, так что даже имеет место своеобразный взаимообмен свойствами характера: Катя оказывается более страстной, а В.П. — более спокойной. Венчает иерархию «двойников» женщина из снов В.П. («невеста твоего жениха»), которая в первом сне постоянно меняет свой облик, а в четвертом окончательно принимает облик самой В.П. («Да, Вера Павловна видела: это она сама…но богиня, озаренная сиянием любви»).

Поиски прототипа героини также привели к выводу о широкой типической обобщенности образа. Сам автор отмечал в письмах, что наделил В.П. чертами своей жены, О.С.Чернышевской, которой посвящен роман. Огромным было и обратное воздействие образа В.П. на общество. Фиктивные браки с целью спасения девушек из дурных семейств были едва ли не долгом чести для передовой молодежи; часто такие браки перерастали в действительные. С начала 1860-х годов в высших учебных заведениях, особенно естественно-научного характера, появляются женщины; с выходом романа их число увеличивается. Наконец, в год выхода книги было создано «Общество женского труда», а сам роман «вызвал особенно много попыток устраивать швейные мастерские на новых началах», — вспоминала современница событий Е.Н.Водовозова. Почти все эти попытки окончились неудачей.

Сюжет романа основан на традиционных литературных коллизиях, получающих новое разрешение. Мотив обольщения простой девушки человеком высшего общества (Эмилия Галотти Лессинга, Лиза Карамзина) пародийно отзывается в ухаживаниях Сторешникова. Однако развязка этого сюжета совпадает с завязкой другого: встреча образованной девушки, не удовлетворенной окружающей жизнью, с человеком, возвышающимся над своей социальной средой. В русской литературе такая ситуация разрешалась обычно духовным провалом героя, признанием его жизненной несостоятельности (отсюда — вся галерея «лишних людей»). Именно этой теме была посвящена статья Чернышевского «Русский человек на rendez-vous» (18S8), связавшего любовную беспомощность героя с социальной. Наконец, следующая коллизия — наиболее традиционная и глубокая — проистекает из борьбы долга перед мужем и чувством к другому человеку. В эпоху классицизма здесь лежала завязка трагического сюжета. В эпоху просветительского сентиментализма, в «Новой Элоизе» и «Исповеди» Ж.-Ж.Руссо, тройственные отношения признавались естественно вытекающими из плюралистической природы любви. В эпоху романтизма, в романах Ж.Санд, акцент делался на принципе «свободы сердца» и праве женщины менять мужей. Отличие героев Чернышевского в том, что их объединяют не только общие принципы, но и общественно значимые дела: достойное разрешение этой коллизии становится, таким образом, социальным фактором.

Сны В.П. обеспечивают жанровое единство книги в узловых моментах сюжета. Сон был одним из важнейших элементов утопической литературной традиции; таков, в частности, сон в главе «Спасская полесть» «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н.Радищева. Символика снов В.П. поддается как конкретно-материалистическому, так и духовно-визионерскому прочтению, а сама В.П. в художественном мире романа стоит в одном ряду с пророком Даниилом и апостолом Иоанном Богословом, чьи пророчества суть результаты видений и чьи имена присутствуют в книге. Само имя «В.П.» также оказывается символичным (в Послании Св.Апостола Павла к Евреям, в частности, говорится: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом»; 11:1).

Лит. см.. к статье «Рахметов».

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;