Характеристики героев
54
Не нравится 0 Нравится

Джейк Барнс



ДЖЕЙК БАРНС (англ. Jake Barnes) — герой романа Э.Хемингуэя «Фиеста (И восходит солнце)» (1926). Образ Д.Б. представляет собой определенный этап развития героя лирико-биографической прозы Хемингуэя. Он наделен автобиографическими чертами и считается выразителем настроений западной интеллигенции, пытающейся осмыслить происходящее в мире и найти в нем свое место. В этом смысле Д.Б. является развитием образа Ника Адамса («В наше время», 1925) и соотносится с образами Фредерика Генри («Прощай, оружие!», 1929) и Роберта Джордана («По ком звонит колокол», 1940). По происхождению и складу мыслей все четыре героя близки автору вплоть до совпадения отдельных житейских событий. В американском литературоведении специально для этих героев был введен термин «wounded hero» («раненый герой»), на русский язык обычно переводящийся как «лирический герой».

Д.Б.— собственный корреспондент американской газеты в Европе (как и сам Хемингуэй в то время). Подобно Фредерику Генри и Роберту Джордану, он представляет собой распространенный в американской литературе тип «американца за границей».

Слова эпиграфа к роману о Д.Б.— «потерянное поколение» — стали термином, обозначающим людей, отравленных войной и насилием, не нашедших места в послевоенном мире, утративших прежние ценности жизни и не обретших новых. Этих людей, живущих между двумя мировыми войнами и отчужденных от всего мира, описывали также Р.Олдингтон и Э.Ремарк. Сам Хемингуэй, однако, не считал себя певцом «потерянного поколения». Д.Б. принадлежит к тем его представителям, которые ощущают, что жизнь включает в себя нечто большее, чем обстоятельства отдельного человека, нечто закономерное. Хемингуэй, переживший фронтовое ранение и развенчание романтических идеалов, описывает в письме из госпиталя ситуацию, усиленную им позже в образе Д.Б.: «Как было бы хорошо умереть в счастливый период нерастраченной юности, покинуть мир в потоках света, чем теперь иметь изуродованное тело и развенчанные иллюзии». Писатель ничего не говорит о жизни Д.Б. до событий, изображенных в романе, раскрывая свое видение событий на войне позднее, в образе Фредерика Генри. Но Д.Б. получил на войне ббльшие, по сравнению с авторскими, увечья — он физический кастрат. Хемингуэй представил ранение героя как символ, знаменующий ситуацию «потерянного поколения». Тем не менее Д.Б., утративший веру в романтические идеалы, верит в самоценность личности, в ценность простых вещей. Его определение безнравственного — «если после противно». Он обладает чувством юмора и не склонен выплескивать в мир свои беды. Как и всех своих главных героев, Хемингуэй наделил Д.Б. чертами игрока, играющего на «ринге» жизни. Сознание Д.Б., как и сознание Фредерика Генри, делится на«дневное» и «ночное»; второе состояние для него мучительнее. Сам Хемингуэй после контузии не мог спать по ночам — его тревожили кошмары. В отличие от Фредерика Генри, просто не думающего, как жить, Д.Б. думает, но не знает. Тем не менее он ощущает справедливость слов библейского пророка Екклезиаста, которые стоят во втором эпиграфе к роману: «земля пребывает вовеки». Д.Б. показан Хемингуэем в процессе развития — от скептика и созерцателя до человека действия, проходящего классические круги поиска: литературная деятельность в рамках лжекарнавала в Париже — погружение в фольклорно-мифологическое действие фиесты — возвращение к работе. Стержень личности и источник ценностей жизни Д.Б. обретает, как и сам Хемингуэй, в литературной работе, найдя в себе силы и мужество быть опорой не только самому себе, но и окружающим людям.

Д.Б. можно назвать Ромео «потерянного поколения», модифицированным литературным типом любящего и одновременно любимого мужчины, разделенного с подругой силой неподвластных им трагических обстоятельств, в данном случае — характером его ранения. Хемингуэй писал, что, лично зная «парня, с которым случилось подобное», пытался представить для него ситуацию взаимной любви. Начало любовной истории Д.Б. автобиографично. Как и Хемингуэй, Д.Б. влюбляется в госпитале в сестру милосердия, испытывающую к нему симпатию. Д.Б. и в этой ситуации — герой «преодоления». Несмотря на кошмары «ночного» сознания, он находит в себе мужество оставаться мужчиной и опорой для любимой женщины.

Тема «потерянного поколения», неразрывно связанная в литературе с образом Д.Б., перешагнула временные рамки, в которых жили и погибали или преодолевали «потерянность» герои первой его волны. Например, герой американского писателя Д. Сэлинджера Холден Колфилд («Над пропастью во ржи», 1951) не видел ни одной войны, но он — наследник Д.Б., герой, пытающийся мужественно и трезво осмыслить свое, кажущееся невыносимым, положение. Героем-символом такого рода стал Цинциннат В.Набокова («Приглашение на казнь», 1838), утверждающий, что свое место есть у каждого и всегда, ибо «земля пребывает вовеки».

Лит.: Кашкин И.А. Эрнест Хемингуэй. М, 1966; WylderD.E. Hemingway’s heroes. New Mexico, 1969; Соловьев Э.Ю. Цвет трагедии // Зарубежная литература и современность. М., 1970; Sarason B.D. Hemingway and The Sun Set. Washington, D.C. 1972; Рюкенберг Э.Э. Эволюция героя Эрнеста Хемингуэя в 23-40 гг. (Автореферат). М., 1974; Петрушкин А.И. В поисках идеала и героя. Саратов, 1986; Грибанов Б.Т. Эрнест Хемингуэй: герой и его время. М., 1986.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;