Характеристики героев
39
Не нравится 0 Нравится

Жак Тюверлен



ЖАК ТЮВЕРЛЕН (нем. Jacques Tuverlin) — герой романа Л.Фейхтвангера «Успех» (1929), части трилогии «Зал ожидания», в которую вошли также романы «Семья Опперман» и «Изгнание». Свой роман «Успех» автор считал «исторической хроникой» Германии между двумя войнами. Под вымышленными именами в романе можно узнать и Гитлера, и Людендорфа, и тех, кто привел их к власти. Символично название трилогии. Все люди мира предстают в ней пассажирами-заложниками в зале ожидания, терпеливо поджидающими поезд-судьбу. Ж.Т.— писатель-философ, выразитель модных в 20-е годы социальных теорий. Он — скептик, считающий политическую борьбу бессмысленной в условиях общества, построенного на частном интересе, на вере в свой единоличный успех. По мнению Ж.Т., приход фашизма неизбежен, ибо он несет высвобождение присущих человеку звериных инстинктов. Процессы, происходящие в обществе, Ж.Т. рассматривает как борьбу молодой и незрелой Европы с древней цивилизацией Азии. Ж.Т. оказывается вовлеченным в процесс искусствоведа Крюгера. Сначала он относится к делу без интереса, его больше занимает яркая и волевая Иоганна Крейн, защищающая Крюгера. Само дело Крюгера, которого обвиняют власти Баварии, представляется Ж.Т. лишь одним из проявлений звериного времени. Сам Ж.Т, как и Фейхтвангер, — приверженец творчества Аристофана. В желчном и язвительном аристо-фановском стиле Ж.Т. сочиняет пьесу-шутку, остроумно и точно обличающую окружающий мир. Главный герой пьесы — исконный персонаж немецкого народного театра марионеток Касперль. Предприимчивые дельцы превращают пьесу Ж.Т. в коммерческое ревю с канканом и стриптизом. Надежды Ж.Т. рушатся. Он понимает, что творчество этот мир воспринимает будто в кривом зеркале. Интересны взаимоотношения Ж.Т. с инженером Каспаром Преклем, коммунистом, служащим автомобильного завода. Прекль — типичный выразитель вульгарного, ортодоксального коммунизма. Его отношение к делу Крюгера не человеческое, а политически-утилитарное, он стремится использовать процесс в своих, партийных, целях. Так же он относится и к писателю Ж.Т, навязывая ему и его творчеству идеологический базис. Глава «Роль писателя» посвящена спору Ж.Т. и Прекля о задачах писательского труда. По мнению Прекля, литература существует лишь для того, чтобы обслуживать активность революционных масс и описывать классовую борьбу. Прекль — истерик, он не умеет говорить, может только выкрикивать. Ж.Т, напротив, говорит «осторожно». Он предлагает собеседнику подумать над тем, что существует много точек зрения на историю и мировой процесс. Смешение культур и наций гораздо более интересно Ж.Т, чем экономические теории Прекля. Ж.Т. так и не удается завершить свою речь достойно, потому что Прекль уже не владеет собой. Автор показывает два наиболее характерных для того времени типа идеологически одержимых маньяков: фашистов и коммунистов. Ни те, ни другие не умеют разговаривать, они умеют только подавлять. Однако у Прекля тоже есть своя правда: «Он не может углубляться в созерцание китайского фарфора, когда кругом трещат пулеметы». И это сильнейший упрек Ж.Т, писателю-эстету, предпочитающему свои изысканные этнологические взгляды крушению мира. Ж.Т. хочет возразить Преклю, но вдруг замечает на лице инженера выражение ненависти. Ненависть — именно то, что приводит мир к катастрофе. Неумение слушать и понимать. «Успех» — это успех каждого перед каждым, это монолог, а не диалог. И если голос достаточно громкий, чтобы перекричать собеседника, и сил достаточно, то человек становится победителем, носителем успеха. Не случайно Фейхтвангер вводит в повествование образ теннисистки де Лукка, покончившей с собой, когда удача на корте ей, чемпионке, изменила. Проигравший не нужен этому миру. Впрочем, Прекль не так прост, и его утверждение, что буддизм имеет нечто общее с марксизмом, весьма проницательно. Другая правда Прекля — это его собственная жизнь, его душевные метания, его семья и его речи, построенные, как баллады Шекспира. Домой ему вернуться не с чем. И это беспокоит его куда больше, чем спор с Ж.Т. Человек всегда имеет две реальности и два статуса. Ж.Т., напротив, ощущает себя счастливым. Он — свободный человек, влюбленный в Иоганну Крейн, которая в сером меховом жакете перелистывает наскучившие ей иллюстрированные издания и пьет горячий шоколад. Такова любовь Ж.Т.— неистовая в своей принципиальности и стремлении к справедливости женщина, модно одетая и посещающая дорогие кафе. И тогда наступает второй этап спора Ж.Т. Он все еще любит идиота Прекля, понимает его и ругает его. А Иоганна, посещающая принцев и министров, окрыленная своим успехом в деле Крюгера, жаждет всего лишь отдать себя Ж.Т. И снова не получается диалога между этими людьми: Ж.Т., писателем, восприимчивым и чувственным, проникшимся к Преклю истинным участием, и честолюбивой женщиной, заводящей дружественные связи на высоком уровне и гордящейся своим успехом. Так, Ж.Т. остается один, как истинный писатель. А Крюгер погибает, ибо историю не остановить.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;