Характеристики героев
117
Не нравится 0 Нравится

Жанна Д'арк



ЖАННА Д’АРК (фр. Jeanne d’Arc, англ. Joan d’Arc) — героиня многих литературных произведений. Исторический прототип — народная героиня Франции Жанна Д’Арк (ок. 1413-1431), известная также под именем Орлеанской девы или девственницы, крестьянская девушка из деревни Домреми, в 1429 г. освободившая Орлеан, осажденный англичанами. Была предана взявшими ее в плен бургундцами и сожжена в Руане по обвинению в ереси. Спустя пятьсот лет, в 1920 г., канонизирована католической церковью. Уже при жизни Ж. о ней стали складывать легенды, в дальнейшем из сплава истории и преданий родился мифологический образ, столь же вариативный в художественных воплощениях, как образы древнегреческой или ветхозаветной мифологии. Героине приписывалось королевское происхождение, устойчивым был также сюжет о чудесном спасении Ж., якобы избежавшей костра. Мотивами разных интерпретаций стали коллизии биографии Ж.: «дерево фей» в Домреми, первая встреча с Карлом VII, чудесное предвидение Девы. В народном сознании героиня существует в трех основных ипостасях: Ж.— пастушка, Ж.— воин, Ж.— святая. В легендах о Ж. подчеркивается, что в мирной жизни она пастушка — то есть в интерпретации мифопо-этической традиции не только причастна к тайне общения с животными и растениями, но изначально обладает функцией охранителя. Ж.— девушка-воин, прозвана народной молвой, уповающей на девственное спасение Франции, «погубленной распутными женщинами», не «la Vierge» — Дева (так французы называли Деву Марию), a «la Pucelle» — девственница, девушка-простолюдинка. Образ Ж. перекликается с образами мифологических воительниц (например, эддической Брюнхильд), а также героев-воинов, подобно ей одаренных мистической властью (например, Родриго (Руя) Диаса де Бивар, прозванного Сидом — испанского средневекового реконкистадора). Образ Ж.— спасительницы Франции, символа возрождения национального самосознания — не ассоциируется с кровью и убийством, хотя, возможно, не все, знающие этот миф, помнят, что реальная Ж., судя по протоколам судебных разбирательств, действительно была прежде всего вдохновительницей, а не солдатом. Недаром она говорила: «Я предпочитала, и даже в сорок раз больше, мое знамя моему мечу», «Когда шли на штурм, я сама несла мое знамя, чтобы никого не убить: я никогда никого не убивала». С образом Ж. неразрывно связывается тема предательст-ва — по разным причинам бывшие соратники не сумели или не захотели ее спасти. В сознании поколений Ж.— жертва, отданная на заклание, но жертва добровольная, подобно античной Ифигении сознательно искупающая собственным духовным величием мирское ничтожество. Образ Ж. живет во французской народной поэзии, в до сих пор существующих по всей стране мистериальных празднествах, в различных театральных представлениях, в памятниках ваяния и зодчества.

1) Персонаж хроники У.Шекспира «Генрих VI» (1591). Шекспир изобразил прежде всего врага Англии. Его Ж.— ведьма, она знается со злыми духами. Ей помогают силы ада. Героиня, преданная враждебной Франции, наделенная даром величественного красноречия, отказывается от любви короля Карла, предлагающего ей корону, но финал ее жалок. По мнению шекспироведов, такой поворот нетрадиционен для хроники, так как противника можно было показать каким угодно — только не жалким. Шекспировская Ж. трусит, и даже оговаривает себя, признаваясь беременной. Правда, существует возможность интерпретации ее поведения как своеобразного тактического хода — уловки, рассчитанной на отсрочку приговора во имя Франции. При таком толковании совершенно иным представляется ее связь с силами ада: Ж. готова даже душой пожертвовать ради любимой страны. В зависимости от ответа на вопрос, что движет героиней Шекспира — высокомерие, безумие, расчет, — когда она отрекается от отца (который в ответ ее проклинает и призывает сжечь, так как веревки она недостойна), корректируется понимание природы образа. В любом случае эта Ж.— мифологизированный образ врага, а не сознательная дискредитация исторической личности.

Лит.: Комарова В. Борьба за власть и гражданские раздоры в трилогии «Король Генрих VI» // Комарова В. Личность и государство в исторических драмах Шекспира. Л., 1977. С.17-46; Пинский Л. Сюжет и национальный фон // Пинский Л. Шекспир: Основные начала драматургии. М., 1971. С.37-47.

2) Героиня сатирической поэмы Вольтера «Орлеанская девственница» (1762). Объект пародии В.— не историческая Ж., которую он считал жертвой церковных игр и спекуляций, а ее растиражированный в легендах образ-миф. Высшие силы избирают Ж. проводником своего покровительства по признаку девственности, на которую потом в течение всей поэмы посягают многочисленные поклонники прелестей этой полнокровной, здоровой и добродушной деревенской девахи. Коллизия героини исчерпывается в поэме Вольтера со снятием двойной осады — Орлеана и девичьей неприступности Ж.

3) Героиня романтической трагедии Ф.Шиллера «Орлеанская дева» (1801), написанной в полемике с «Орлеанской девственницей» Вольтера. Версия Шиллера — попытка «переписать» историю, придать ее сюжету более благородное содержание. Но в результате совершенно неузнаваемой оказывается не только историческая Ж., но и Ж.-миф. Суть драмы шиллеровской Ж.— конфликт между призванием и чувством. Полюбив врага Лионеля, она считает себя предательницей, приспешницей дьявола и не смеет защищаться, когда родной отец — названный Шиллером Тибо (имя исторического отца — Жак) — ее публично «разоблачает». Ей изменяет удача и ратное счастье, и она умирает в окружении друзей, раненная в бою. Шиллеровская Ж. похожа на прототип, а также на мифологическую модель не больше, чем героиня Вольтера, в ней нет отблеска мистической тайны, а любовно-романтический сюжет совершенно нарушает природу сложившегося образа. Окружение Ж.— прежде всего Карл VII и его фаворитка Агнесса Сорель — изображено в том же героика-романтическом духе, а сама Ж. всемерно покровительствует их роману, с энтузиазмом, удивительным для Девы, поглощенной задачей освобождения Франции. Несмотря на риторическую условность и сентиментальность образа, пьеса Шиллера была одной из самых популярных в европейском репертуаре XIX века. Среди выдающихся создателей сценического образа Ж.— М.Н.Ермолова (1884), игравшая эту роль в продолжении 18 лет. На трагедии Шиллера в переводе В.А.Жуковского основано либретто оперы П.И.Чайковского «Орлеанская дева» (1879), главную партию которой исполняют как «высокие», так и «низкие» сопрано, что дает возможность для весьма контрастных трактовок.

4) Героиня романа М.Твена «Личные воспоминания о Жанне Д’Арк сьера Луи де Конта, ее пажа и секретаря» (1895-1896). По мнению исследователей, это не лучшее, хотя и любимое, произведение автора и не самая типичная, но самая выстраданная его героиня, образом которой он был «загипнотизирован» с детства. Концепцию образа Орлеанской Девы, подчиненной определяющей идее о сознательном самопожертвовании, во многом формирует исторический пессимизм М.Твена. Образ Ж. предлагается в интерпретации вымышленного рассказчика — товарища детских игр, в дальнейшем пажа и секретаря Девы, в старости вспоминающего былое. «Жанна была правдива, когда ложь не сходила у людей с языка, она была честна, когда понятие о честности было утрачено… Она была стойкой там, где стойкость была неизвестна, и дорожила честью, когда честь была позабыта. Она соблюдала достоинство в эпоху низкого раболепства». Героиня М.Твена принадлежит больше миру легенды, чем истории, всегда более грубой. Мир истории, где правит предательство, где торжествуют Карл VII и епископ Кошон, не для таких, как Ж. Этот мир ее «вытесняет» девятнадцатилетней, — в легендарно-мифологическом мире она бессмертна.

Лит.: Шемякин A.M. Историческая проза Марка Твена // Марк Твен и его роль в развитии американской реалистической литературы. М., 1987. С.72-86; Salomon R.B. Twain and the images of history. New Haven, 1961.

5) Героиня пьесы Б.Шоу «Святая Иоанна» (1923). Практичная, умная крестьянка, свято верящая в истинность своего призвания: по ее разумению кто-то вроде нее обязательно должен был появиться и спасти Родину. Раз это она, Ж., то делать она это будет честно и уверенно. По версии Шоу, Ж. «сперва слышит голоса, а объяснения находит потом». Философия Ж., по ее собственным словам, простодушна: «Тебе конец или мне конец,— а бог поможет тому, кто прав!» Шоу не стремится дать исторический портрет, в Ж. его привлекает комплекс вечных, неистребимых временем, не зависящих от особенностей национальной природы подлинно героических качеств. По словам Шоу, «ни на одно мгновение она не была тем, чем многие сочинители средневековых романов и пьес ее представляют: романтической молодой леди. Она всецело была дочерью земли, с ее крестьянской рассудительностью и упорством, с ее приятием великих лордов и королей и прелатов такими, как они есть, без поклонения или снобизма…» В интерпретации Шоу Ж. даже частично утрачивает признаки конкретной национальной принадлежности, она слегка «англизирована» — потому что ее подвиг принадлежит не только Франции. Подлинное чудо, творимое Ж., по Шоу — это здравый смысл, ум и такт, смелость и готовность жертвовать собой. Ж. сознательно принимает свое одиночество: «Франция тоже одна. И бог один. Что мое одиночество перед одиночеством моей родины и моего господа? Я понимаю теперь, что одиночество бога — это его сила…» Она знает, что останется в сердце народа навсегда — если пройдет через огонь. Но прежде ее предают! А к этому готовым быть нельзя — боль и обида Ж. передают искренние чувства знаменитого ирониста и скептика, вместе с героиней переживающего ее трагическую судьбу как неизбежность.

Лит.: Ohmann R.M. Shaw: the Style and the Man. Middletown, Connecticut, 1962; Образцова А.Г. Драматический метод Бернарда Шоу. М., 1965; Ромм А. Джордж Бернард Шоу. Л.;М., 1965.

6) Героиня пьесы Ж.Ануя «Жаворонок» (1952). Противопоставляя мир театра и мир истории, автор выбирает «правду театра», в котором Деву не сжигают. Это не означает, что героиня Ануя не прожила всех знаменитых этапов героической судьбы Ж. «Это ерундовская песенка маленького жаворонка, неподвижно висящего в солнечных лучах, в то время как в него целится стрелок» — эти слова врага Девы, Варвика, точно передают суть образа Ж.— «французского жаворонка». Дар Ж.— сначала подобный «кризису мистицизма», типичного, по словам Инквизитора, для молоденькой девушки, в ее случае не детская болезнь. Она способна управлять мужчинами, точно определяя слабые стороны своих оппонентов, способна добиться (лестью, уговорами, точной стратегией разговора) послушания сильных мира сего. «Голоса» Ж. в пьесе Ануя говорят ее же слова, только слегка измененным голосом. При этом их призывы предельно конкретны: «Иди спасать Францию и прогони англичан». У героини Ануя нет выбора, другого способа для нее «быть» вообще не существует: «Что же останется на мою долю, когда я перестану быть Ж.?» «Театральная правда» пьесы Ануя выше жестокой правды истории. В театре можно отменить сцену сожжения, потому что «не сыграли сцену коронования» — ведь «настоящий конец истории Ж.— счастливый. Ж.Д’Арк — это история, которая кончается хорошо!»

Лит.: Jolivet Ph. Le theatre de Jean Anouilh. Paris, 1963.

Образ Ж. в XX веке породил и другие художественные рефлексии. Это, например, оратория А.Оннегера на слова П.Клоделя «Жанна на костре» (1935). К образу Ж. обратился Г.Панфилов в фильме «Начало», героиня которого Паша Строганова (И.Чурикова) снимается в фильме о французской героине, и в сценарии двухсерийного, так и не снятого им фильма, посвященного Ж.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;