Характеристики героев
42
Не нравится 0 Нравится

Крутицкий



Крутицкий — «старик, очень важный господин». Один из тех, через чье покровительство Глумов намерен делать карьеру. Наряду с Мамаевым и Городулиным представляет московское пореформенное дворянство — главный объект сатиры в комедии. По некоторым намекам в тексте можно понять, что К. — военный генерал в отставке (например, его реплика: «Поди вот с бабами! Хуже, чем дивизией командовать!» — а также рассказ о своем любовном приключении в Бессарабии), да и его несколько отрывистая манера речи адресует к литературной традиции комического изображения военных (беседуют, словно командуют, — ср. Скалозуб у Грибоедова, бесчисленные «старые вояки» из водевилей).

Тем не менее К. чувствует себя общественным деятелем, защитником старых порядков, обязанным активно критиковать нововведения, которые он при этом всерьез не принимает и полагает, что все эти новшества ненадолго: «Я, знаете ли, смотрю на все это как на легкомысленную пробу...» Глумову советует искать прочного места не по новым учреждениям. Свою обязанность он видит в том, чтобы писать («Коли хочешь приносить пользу, умей владеть пером»). Правда, сам он признается, что излагает «стилем старым... близким к стилю великого Ломоносова», и потому, чтобы не стать предметом насмешек своих противников, нуждается в Глумове для литературной обработки своих писаний. Островский пародирует консервативных противников реформ в сценах, где Глумов обсуждает с К. его труды. Правка Глумова доводит до видимого абсурда рассуждения К., выявляя при этом их подлинную суть. Так, он заменяет «Прожект о вреде реформ» на «Трактат о вреде реформ вообще», доказывает, что, «отметая старое, мы даем простор опасной пытливости ума проникать причины, почему то или другое отметается... поставляя новое, мы делаем уступку так называемому духу времени, который есть не что иное, как измышление праздных умов».

К. сочиняет не только политические трактаты, но и прожект «об улучшении нравственности в молодом поколении», для чего полагает необходимым «для дворян трагедии Озерова, для простого народа продажу сбитня дозволить».

Несмотря на нелепость своих рассуждений, К. явно чувствует за собой немаловажную общественную силу, от лица которой он говорит с Глумовым: «Ты ведь будешь из наших? Нам теперь поддержка нужна, а то молокососы одолевать начали». Он и сейчас может дать Глумову рекомендации в Петербург, где «служить виднее». Расспрашивая Глумова о его прошлом, больше всего боится, не замешан ли тот в студенческих беспорядках, и с облегчением узнает, что Глумов попадал в полицию за буйные кутежи (по-видимому, Глумов в этой сцене играет на политических опасениях К., приписывая себе «дозволенные» проказы молодости).

»Швоем разоблачительном дневнике Глумов записал о К. (пародируя при этом «высокий слог»), что тот ухитрился, «дожив до шестидесятилетнего возраста, сохранить во всей неприкосновенности ум шестилетнего ребенка». Это сказано хлестко, но не вполне справедливо. В житейских делах К. неглуп: он весьма здраво оценивает свою старинную приятельницу Турусину, заделавшуюся на старости лет ханжой, замечает, что Глумов «подленек немного», и, однако, вполне трезво полагает, что это пройдет, когда Глумов укрепится в обществе и станет побогаче. Все дело в том, что К. не требуется ум для его общественной деятельности. Драматургу гораздо важнее было показать не глупого консерватора-оппозиционера, а высмеять его планы повернуть вспять колесо истории, показав их полную абсурдность.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;