Характеристики героев
80
Не нравится 0 Нравится

Эмма Бовари



ЭММА БОВАРИ (фр. Bovary Emme) — героиня романа Г. Флобера «Мадам Бовари» (1856). Реальный прототип — Дельфина Дела-мар, жена лекаря из города Ри близ Руана, умершая в возрасте 26 лет, отравившись мышьяком. Впрочем, сам писатель уверял, что «все действующие лица его книги — вымышленные». Тема женщины, скучающей в браке и обнаруживающей «романтические» стремления, возникает в раннем рассказе Флобера «Страсть и добродетель» (1837), затем в первом романе, названном «Воспитание чувств». Среди литературных прообразов Э.Б. называют героинь Жорж Санд, чаще всего Индиану. Э.Б.— классическая романтическая героиня, взыскующая «подлинности» бытия и стремящаяся осуществить «права сердца» в мире реальных социальных структур. Юная девушка, дочь фермера, воспитанная в монастырском пансионе, затем жена провинциального лекаря, Э.Б. с самой юности и до печальной зрелости живет иллюзорными представлениями о воплотимости романтической мечты. Время от времени она предпринимает попытки обрести искомый идеал в реальном существовании, столь чуждом божественных красот, явившихся ей на страницах Вальтера Скотта, Ламартина и других романтических авторов. Образ воображаемого мира, литературные и религиозные призраки которого так манят барышню Руо (все эти «любовники, любовницы, сердечные тревоги, дремучие леса, соловьиное пение в рощах, герои, храбрые как львы, кроткие как агнцы», «звуки арфы на озерах, лебединые песни, голос Предвечного»), иронически осмыслен автором как заведомо «неистинный», не только не имеющий отношения к действительной жизни, но, что важнее, отвлекающий душу от познания подлинной красоты. Однако и действительность дана в романе в весьма непривлекательном виде, во всяком случае такова социальная реальность провинции, где разворачивается драма Э.Б. («Считают, что я влюблен в реальное, а между тем я ненавижу его; только из ненависти к реализму я взялся за этот роман»,— пишет Флобер, объясняя свой замысел «воссоздать серый цвет заплесневелого существования мокриц» и историю женщины, чьи «чувства и поэтичность фальшивы».) Таким образом, если верить автору, многократно прокомментировавшему свое творение, перед читателями — повествование о беспросветной «прозе жизни» и о беспомощной, вульгарной попытке освободиться от ее давления, противопоставив последнему «костюмированную» любовную интригу и надуманный идеал. Э.Б. легко обвинять, что обыкновенно и делают критики, ссылаясь на самого Флобера. В то же время ее образ — один из немногих женских характеров в мировой литературе, способных вызвать столь противоречивые мнения: Бодлер писал о недосягаемой высоте души Э.Б. и восхищался ее «близостью к идеалу человечности»; наш соотечественник Б.Г.Реизов находит у Э.Б. «фаустовское беспокойство» и даже видит «пути, ведущие от Прометея и Каина к Эмме Бовари». Попытки прочитать образ, не игнорируя противоречивые свойства героини, привели к признанию у нее «извращенного сознания» и «живой, страдающей» души, «открытой и нашей насмешке и нашему состраданию одновременно» (А.В.Карельский). Наследница «смешных жеманниц» и господина Журдена, созданных Мольером, героиня Флобера смеха не вызывает. Весьма любопытны ее портреты, которых так много в книге. Можно говорить об игре с ракурсами восприятия, которую предпринимает автор, то рисуя красивую женщину под взглядом восхищенного и робеющего Шарля, то описывая томные позы Э.Б., ее взгляд и туалет такими, какими они видятся Родольфу, то являя ее отражение в глазах юного Леона. Но в памяти читателя запечатлевается образ героини, способный вызвать не столько восхищение, сколько озадаченность этой претенциозной жены провинциального лекаря: черные волосы, кольцами падающие ниже колен, белая кожа на пурпурном фоне, бледное, как полотно, лицо с огромными глазами, опущенные уголки губ. Благородная монументальность облика Э.Б. служит ее характеристике не менее, чем описание ее «падений», перечень ее ошибок и долгов. Э.Б., по признанию простодушного Шарля, павшая жертвой рока, и впрямь может показаться античной героиней, чудом возродившейся во французской провинции, чтобы сполна узнать масштаб деяний, которыми живет новое общество. «Несоразмерность» Э.Б. миру, в котором она родилась и решилась противопоставить «законы сердца» мощи «мира без богов», воплощенная прежде всего во внешности флоберовской героини, — один из мотивов, сопровождающих образ на всем протяжении его развития. Этот мотив выполняет своего рода «фундаментальную» функцию, мешая отнестись к истории мадам как к вульгарному житейскому эпизоду, героиня которого достойна брезгливого сожаления или в крайнем случае осторожного сочувствия. «Античный комплекс» образа Э.Б., вмещающий ее бунтарство против социума (Антигона), запретные иррациональные страсти, ведущие к душевному распаду (Федра) и самоубийству, разумеется, не может безоговорочно возвеличить и оправдать мадам Бовари, как не может до конца и объяснить. Несомненная ее «вина» — в глубокой неорганичности, высокомерном презрении к тому невзрачному облику «мировой тайны», который явлен ей в трогательной и, несмотря на скромное обличье, очень духовной любви Шарля, в прошедшем почти незамеченным рождении дочери. Вина ее и беда в глубоко присущем человеку обыкновении более доверять уже однажды «сформулированному», чем стремиться узреть разлитую в мире гармонию собственным духовным усилием. Так, Э.Б. зачарованно наблюдает «в блеклых тонах написанные картины, на которых мы видим пальмы и тут же рядом — ели, направо — тигра, налево — льва, вдали татарский минарет, на переднем плане — руины древнего Рима… в обрамлении девственного, тщательно подметенного леса». Этот образ насильственной гармонии, поработившей сознание героини, - поистине то, что теперь называется «кичем», с присущей этому явлению агрессивной и простодушной убежденностью, что красота всегда «готова к употреблению», что все символы и знаки скрывают за собою доступную и легко усваиваемую реальность. «Утопия» Э.Б. и ее крушение вряд ли нуждаются в развенчании. Знаменитая фраза Флобера: «Мадам Бовари — это я» — способна остановить любителя бичевать литературных героев. В то же время «кичевое сознание» героини романа — проблема для критиков, до сих пор нуждающаяся в разрешении. Возможно, все дело в «неверии» Э.Б., мешающем прийти к гармонии с «наличным бытием», может быть, проблема в «мужской природе», сопротивляющейся длительным, изнуряющим страстям, о чем также писали исследователи романа. Очевидно одно: неверная и расточительная жена ионвильского доктора, склонная к красивым позам мечтательница о несбыточном принадлежит к самым «захватывающим» и «сокрушающим сердце» литературным героиням. Образ Э.Б. вошел в мировую культуру как одно из наиболее точных и исчерпывающих высказываний о проблеме женщины и социума. Черты Э.Б. можно найти во многих страстных и падших героинях последующих времен, среди которых Анна Каренина и даже чеховская Попрыгунья. Образ Э.Б. был воплощен на сцене и в кинематографе. Экранизации романа осуществля ли Ж.Ренуар (1934), Г.Лампрехт (1937); В.Миннелли (1949). Самая знаменитая инсценировка - спектакль А.Я.Таирова с А.Г.Коонен в главной роли (1940).

Лит.: Фрид Я. Постав Флобер // Флобер Г. Собр. соч. М., 1983. Т.1; Науман Манфред.

Литературное произведение и история литературы. М., 1984; Карельский А.В. От героя к человеку. М., 1990.

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: герои;