Истории о любви
288
Не нравится 0 Нравится

Вместе



Звук в ушах стал нестерпим, такой режущий и въедливый, как издает пластик, соприкасаясь со стеклом, но сил снять наушники у нее не было. Она провела уже около 2-х часов в этой позе, с отрешенным лицом и закрытыми глазами. В окно бил красноватый луч солнца, закатывающегося за крышу соседского дома и, будто напоследок, пытался дотронуться до её лица. Вздрогнув, как от ожога, она прикрыла глаза руками и еще глубже забралась в кресло, зарываясь в не по сезону теплый шерстяной плед. Скинув скрипящие наушники на пол, она продолжала забиваться все глубже и глубже, скручиваясь всё сильнее в тугой узел из живой плоти, судорога охватила её доселе безмятежное лицо, обезобразив до неузнаваемости, рот открылся до предела, как бы издавая истошный крик, но ни один звук так и не вырвался из него. Через секунду все было кончено и тело расслабленно обмякло. Она встала, прошла на лужайку рядом с домом и легла на траву, раскинув руки в сторону. Всегда после этих ужасных приступов, выворачивающих суставы наружу, она ложилась на землю, будто набиралась у нее сил жить дальше. Так и лежало маленькое, хрупкое тельце в тонюсенькой сорочке на зеленом ковре из трав, такое беззащитное и одинокое.
Ей всего 16, но в этом доме, да и во всем мире она была одна. Её родители, умершие так рано, оставили ей этот небольшой, но уютный домик. Смерть их была внезапной и очень современной - автокатастрофа. Лиза, а именно так звали девочку, почти не помнила аварии, только чудом ей удалось остаться в живых, но в награду за жизнь она получила это странное заболевание. Внешне вполне здоровая она отличалась от других детей лишь не по-детски отрешенным взглядом в широко открытых глазах, но внутри её жила болезнь, которая набрасывалась всегда внезапно, как охотник, поджидающий дичь, за мгновенье становясь единоличным и полноправном владельцем ее тела и души.
Лиза была красивой девочкой, но среди таких ярких и веселых сверстниц, она напоминала тень на асфальте во время Бразильского карнавала - нечто бестелесное, размытое и серое подобие молодых озорниц ее окружавших. У нее не было, щебетавших на ухо всякие глупости, подружек и мальчики не вились вокруг нее, пытаясь всеми правдами и неправдами обратить на себя внимание, а потому уверенность её в том, что она, по меньшей мере, не привлекательна, да и что уж там — просто уродлива, поселилась в её сознании основательно.
От того, убедив себя в тщетности и бесполезности попыток сравняться с соседскими девчонками-близняшками, она влачила уединенное и даже замкнутое существование. Впрочем, это добровольное заточение перестало ей со временем причинять неудобство и даже напротив вводило её в состояние приятного наркотического опьянения, когда дни неспешно меняют друг друга, весна меняет зиму, а она бесстрастно стоит в стороне, наблюдая словно за картинками в калейдоскопе.
Встав с земли Лиза, легла в гамак и достала сигарету из пачки, это было одним из отголосков того года, что после гибели родителей, она провела в детдоме, пожалуй, единственное, что она переняла от окружавшего её. Раскачиваясь, она отталкивалась неспешно одной ногой и, глядя в уже черное небо, пускала струйки дыма, словно пытаясь окутать звезду, что так ярко светила прямо перед её глазами.
* * *
Каждое утро она шла на работу в библиотеку по соседству. Дорога пролегала извилистой тропкой, раза в полтора увеличивая путь, но Лиза выбрала именно её, а не шумное шоссе, как бы желая одарить её своим вниманием, словно они близкие сёстры. В задумчивости кусая кончик осоки, сорванной по привычке в начале пути, Лиза шла не торопливо, даже будто сознательно замедляя шаг. Она не любила общество людей и поэтому выбрала именно работу в библиотеке, где в нынешнюю пору компьютеров, гаджетов и интернета, давно уже не ступала нога человека. Только там она могла часами на пролет зачитываться книгами, уходя из реального мира в мир, полный приключений и любви. Вот она Скарлет О Хара - бесстрашная, прекрасная и так любимая, а вдруг она нежная Ассоль в ожидании корабля с алыми парусами. До чего же ярким ей казался этот мир книг - такой многообразный, блестящий, словно бриллиант в 10 карат. И каждый день проживала она жизни, не одну, а миллиард жизней, таких не похожих на ее собственную.
* * *
Она обедала всегда в кафе за углом, сразу после моста, через когда-то шумную реку, а сейчас настолько обмелевшую, что мост нужен был лишь для связывания двух откосов, ранее бывшими берегами. Это тихое кафе не блистало внешней привлекательностью и богатым меню, но за то у нее был там свой уголок: прямо под ивой, широко раскинувшей свои ветви и прикрывавшей от посторонних взглядов. Не отрываясь от книги, взятой с работы, Лиза пила свой любимый горячий шоколад с молоком, неспешно затягиваясь сигаретой.
- Позвольте? - прозвучало откуда-то из-за спины, так неожиданно, что Лиза уронила сигарету прямо в чашку.
Она обернулась и увидела незнакомого молодого юношу. Вернее сначала она увидела его руки, сложенные на груди крест на крест, они были настолько покрыты черными, как смоль волосами, что в начале она даже испугалась, но, быстро совладав с собой, спокойно посмотрела в лицо незнакомцу.
- У вас свободно? - спросил он.
«Интересно, - мелькнуло в голове у Лизы, - как интересно он говорит - будто слегка с акцентом, медленно и тягуче растягивая слова на языке».
- Да, пожалуйста.
Не торопливо и обстоятельно он отодвинул пластиковый стул, будто оценивая, выдержит ли он его могучее тело. Словно воин — пронеслось опять в голове у Лизы.
И, правда, юноша был похож на воина гор — широкоплечий, высокий, лицо с резкими мужскими чертами, волевой подбородок был покрыт, даже на первый взгляд колючей, трехдневной щетиной. Лиза не знала, как колется трехдневная щетина, но почему-то очень ясно это представила, так ясно, что бессознательно даже потерла себя по щеке — будто после её прикосновения.
В задумчивости она подняла чашку с шоколадом, чтобы сделать глоток и наткнулась непонимающим взглядом на сигарету. Рядом она услышала странный звук, хриплый, перекатывающийся в гортани и не сразу поняла, что это смеется её сосед. Она подняла на него все так же удивленные глаза и встретилась с ним взглядом.
- Пожалуйста, все еще смеясь, он протягивал Лизе сигарету.
Не понятно с чего Лиза смутилась, стремительно встала из-за стола и, уже отойдя на несколько шагов, обернулась. Он так же сидел с протянутой в руке сигаретой и с искрящимися смехом глазами.
- Мне пора, - отчего то хрипло ответила Лиза и, пытаясь не побежать, сбивчивым шагом пошла прочь.
Оставшись один, юноша убрал сигарету в пачку и посмотрел на пустующее место рядом - как будто ожидал увидеть все еще сидящую девушку.
«Все же странная, - подумал с досадой он, - чего-то испугалась или... Да ну её, точно придурковатая». - Подле пустующего стула он увидел книгу, - Ах, да это книга, что она читала.
* * *
Денис был чуть старше 30 лет, за плечами незаконченный институт со странной специализацией «специалист по геофизическим и геохимическим методам поиска полезных ископаемых», служба в вооруженных силах РФ, Чечня. О последнем он предпочитал не упоминать и вообще старался, даже наедине с самим собой, не воскрешать те события.
Расплатившись по счету, Денис направился в сторону своего дома. Обычная обшарпанная пятиэтажка, с потеками вдоль стен, еще не высохшими от летнего дождя. Дойдя до двери, сосредоточенно начал рыться в сумке в поисках ключей, попутно думая о том, что дверь совсем обветшала и дерматин цвета гнилой коры местами прорвался, обнажив еще более мерзкого цвета подклад. Пройдя в кедах на кухню, он увидел лужу на полу.
- Черт, - выругался он.
Денис жил на пятом этаже и крыша, уставшая ждать капитального ремонта, во время дождя мало что задерживала. Плюнув, он прошлепал прямо по луже в сторону плиты и поставил чайник. Так же, не разуваясь, оставляя за собой прозрачно-коричневые разводы, Денис зашел в зал. Потоптавшись от окна к табурету, выбрал все же табурет и плюхнулся на него, щелкнув по пульту, и телевизор заморгал, как бы просыпаясь ото сна. Он опять вспомнил встречу в кафе. Что-то было в этой девушке, что привлекло его внимание — может глаза, такие глубокие и кристально чистые, что зрачок казался камушком на морском дне. Вспомнил ее нервные пальцы с почти прозрачной кожей, пронизанной голубой сеточкой вен.
Он давно жил один. Когда-то он приехал в этот затхлый городишко в окраине Екатеринбурга из Питера. Там он оставил друзей, родных и могилу матери, которая не дожила одного дня до его дембеля. И вот уже много лет он совсем один.
* * *
Рабочий день подходил к концу, и Лиза направилась к врачу. Эти визиты стали для нее уже привычными. Каждый месяц она проходила обследование у своего лечащего врача, Лиза давно уже смирилась с тем, что они ничем не могли ей помочь, и просто покорно исполняла предписания. И сейчас, сидя за столом и слушая как бы вполуха, что говорит врач, она думала о нем, юноше из кафе. Она представляла, что она - это не она, а прекрасная девушка, а он рядом с ней, и они счастливы - все как в прочитанных книгах.
- Вы меня слышите? - голос врача врезался в мечту.
- Что, простите?
- Вы слышите? Я говорю, вам нужна госпитализация! Причем немедленно!
Лиза встала и открыла дверь, будто слова врача прошли сквозь нее.
- Сколько. Спросила она.
- Мало, очень мало, - с потухшим взглядом ответил врач.
* * *
Денис не спал почти всю ночь, держа в руках книгу, которую забрал в кафе и думал, как завтра принесет её и как она улыбнется ему, и тут же начинал беспокойно ерзать - а вдруг не улыбнется и тогда всё, опять один. Но потом вновь гнал эти мысли и убеждал себя, что уж точно она обрадуется, ведь книга из библиотеки, и она наверно уже обыскалась её. Главное завязать разговор — а там уж он постарается её удержать. Зачем ему вдруг понадобилось её удерживать? Пожалуй, он сам не смог бы себе ответить, если бы спросил себя, но Денис не задавался вопросами, он просто этого хотел.
* * *
Лиза проснулась со странным чувством, которое пришло ей из сна, будто она летит сквозь облака, точнее не летит, а падает, но при этом такая радость заполняла её до краёв - ощущение наполненности счастьем. Умывшись, она оделась и пошла на работу. Вроде та же дорога, те же кусты вдоль тропинки, но словно они стали зеленее, и солнце светило ярче. Сегодня она не читала, она ждала. Ждала, сама не осознавая чего. По дороге в кафе Лиза чувствовала, как воздух, разогретый солнцем, с треском кружился вокруг неё, вроде пытаясь согреть. Ива приветливо качнула гривой над пустым столиком.
- Здравствуй, - прозвучало совсем рядом, и Лиза сразу поняла, что он пришел.
- Я принес тебе книгу, ты вчера забыла.
- Спасибо, - улыбнулась Лиза.
Она улыбнулась!
- О чем ты мечтаешь? - вдруг он спросил.
- Я? - задумчиво спросила она и, вспомнив сон, продолжила, - Я мечтаю лететь сквозь облака к солнцу.
- Пойдем, - сказал он и уверенно взял её за руку.
Денис, в прошлом солдат ВДВ, иногда баловался по старинке прыжками с парашютом и сейчас так был рад удивить свою прекрасную знакомую, исполнив её мечту.
Они ехали молча, немного сторонясь друг друга, но, в то же время, не допуская никого между ними.
Вот и взлетное поле, ангарчик с самолетами. Денис приветливо окликнул рыжего парня в сером комбинезоне. Что-то сказал ему на ухо, рыжий хитро подмигнул и утвердительно махнул копной волос.
* * *
Гул пропеллеров заглушал не только слова, но казалось даже мысли. Прыгать они будут вместе - сцепкой на одном парашюте, ведь у Лизы совсем нет опыта — сказал рыжий. Высота. Они повернулись друг к другу лицом - он обнял её и, как бы подтверждая, что теперь они вместе, застегнул карабины.
Прыжок. Он сильнее притянул её к себе, будто пытаясь запретить даже потокам воздуха встать между ними. Вдруг он заметил, как исказилось её лицо и почувствовал, что судорога свела её тело. Мгновенье, и она повисла на его руках, запрокинув голову, и руки раскидало ветром, будто она лежала на траве возле своего дома. Он все понял.
Еще несколько секунд. Надо открывать парашют, но он уже не мог быть один. Теперь они не одиноки — теперь они вместе.

Виктория N
Вместе

Понравился пост? Поддержи Rifmnet.ru, нажми:



Тематика: любовь;