Характеристики героев
55
Не нравится 0 Нравится

Евгений Онегин



ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН — герой романа в стихах А.С.Пушкина «Евгений Онегин» (1823-1831). Блестящий столичный аристократ, последний отпрыск знатного дворянского рода и потому «наследник всех своих родных» (один из них — престарелый дядюшка, в чью деревню отправляется Е.О. в самом начале романа), он ведет жизнь праздную, беспечную, независимую, полную изысканных наслаждений и разнообразных «очарований». «Забав и роскоши дитя», он довольствуется домашним образованием и не обременяет себя службой (в реальной жизни это было практически невозможно). Но Е.О. не просто «молодой повеса», он — петербургский денди, что создает вокруг него ореол исключительности и загадочности. Как культурно-психологический феномен, дендизм «отличается прежде всего эстетизмом жизненного стиля, культом утонченности, красоты, изысканного вкуса во всем — от одежды, от «красы ногтей» до блеска ума». Он предполагает также культ собственной индивидуальности — «соединение неповторимой оригинальности, бесстрастного равнодушия, тщеславия, возведенного в принцип,— и не менее принципиальной независимости во всем» (А.Тархов).

Несомненная внутренняя оппозиционность такого типа поведения («не добиваться ничего, беречь свою независимость, не искать места — все это называется при деспотическом режиме быть в оппозиции»,— разъяснял как раз в»Шв.О. А.И.Герцен) нередко принимала политическую окраску, приводила к вольномыслию, увлечению освободительными идеями. Примером может служить общество золотой молодежи «Зеленая лампа» (ее членом был Пушкин), находившееся в сфере внимания декабристского «Союза Благоденствия». Не случайно описание времяпрепровождения петербургского щеголя в стихотворном сборнике «ламписта» Я.Толстого «Мое праздное время» (1821) стало одним из импульсов изображения дня Е.О. в первой главе.»Швнодушие к чинам и служебной карьере, культ праздности, изящного наслаждения и личной независимости, наконец, политическое вольнодумство образуют внутренне единый комплекс, характерный для поколения 1820-х гг. и запечатленный в образе Е.О.

Разумеется, о вольномыслии героя, о его причастности к околодекабристскому кругу говорить можно было лишь намеками. Но эти намеки многозначительны и красноречивы. Критическое отношение Е.О. к высшему свету и соседям-помещикам, добровольное деревенское отшельничество (своего рода внутренняя эмиграция), облегчение участи крепостных (вполне «декабристский» по духу жест), чтение Адама Смита, бывшего в ходу у декабристов, изображения Байрона и Наполеона — «властителей дум» поколения — в деревенском кабинете Е.О., долгие беседы и споры с Ленским на самые острые и животрепещущие темы современности, наконец, прямое сопоставление Е.О. с вольнодумцем, философом-денди Чаадаевым, упоминание о знакомстве героя с лихим гусаром, декабристом Кавериным, рассказ о его дружбе с героем-автором, опальным поэтом, и готовность Е.О. сопутствовать ему в побеге за границу — все это свидетельствует об истинном масштабе личности Е.О., о его принадлежности к героям времени, остро ощущавшим свою историческую предназначенность и общественную невостребованностъ, мучительно решавшим проблему выбора жизненного пути.

Беглость такого рода намеков — одна из главных особенностей повествования в «Евгении Онегине». Ее художественный эффект — в том, что повседневно-бытовой облик и поведение героя раскрываются здесь пространно и подробно, а о его внутреннем мире, его чувствах, переживаниях, взглядах говорится как бы мимоходом и вскользь. Эффект этот возможен потому, что живая, непринужденная беседа автора с читателем, имитирующая дружескую болтовню, предполагает, что и автор, и герой, и читатель — это «свои» люди, понимающие друг друга с полуслова.

Той же цели служат явные и скрытые сопоставления Е.О. с героями европейской и русской литературы: Фаустом, Чайяьд-Гарольдам, Адольфом Б.Констана, Мельмотом Скитальцем Ч.-Р.Метьюрина, грибоедовским Чацким, наконец, с пушкинскими Алеко и Пленником. Эти многочисленные аналогии помогают уяснить духовно-нравственный облик героя, понять мотивы его поступков, смысл переживаний и взглядов, они как бы договаривают то, что недоговорено автором. Такой способ изображения позволяет Пушкину отказаться от занимательности действия, внешней интриги и сделать главной пружиной развития сюжета драматические противоречия в характере Е.О.

Уже в первой главе, относительно самостоятельной и служащей предысторией героя, Е.О., вчера еще беспечный повеса и франт, гений в искусстве любви, переживает мучительный и острый духовный кризис, причины и последствия которого сложны и многообразны. Это и пресыщенность «вседневными наслаждениями», «блистательными победами»; это охлаждение чувств, мучительные воспоминания и угрызения совести; это и усиление оппозиционности, предчувствие конфликта с властью и отчуждения от общества (ожидание грядущей «злобы слепой Фортуны и людей», готовность к эмиграции). Наконец, мрачность и озлобленность Е.О., овладевшая им хандра, его равнодушие к жизни и презрение к людям, сходство с байроновским Чайльд-Гароль дом — все указывает на то, что душа Е.О. во власти демонизма — беспощадно-трезвого отношения к жизни, приправленного ядом сомнения в безусловности высших духовно-нравственных ценностей и общественных идеалов. Тем самым гражданские потенции героя поставлены под вопрос.

В «деревенских» главах (II-VI) демонизм Е.О. проявляется все более отчетливо и в конце концов приводит его к катастрофе. Герой проходит здесь ряд испытаний (отношения с обществом, дружба, любовь), ни одного из которых он не выдерживает. Глубоко презирая соседей-помещиков, невежд и крепостников, Е.О. тем не менее страшится их суда и принимает вызов Ленского на поединок. «Всем сердцем юношу любя», он — хотя и невольно — убивает на дуэли своего единственного друга. Сразу оценив душевную чистоту, абсолютную естественность, искренность Татьяны, столь несхожей со светскими красавицами, разгадав незаурядность ее натуры и ощутив свое внутреннее сродство с нею, Е.О., считая себя «инвалидом» в любви и «врагом Гимена», своей холодной проповедью причиняет ей невыносимые страдания, едва не погубившие героиню. («Увы, Татьяна увядает, бледнеет, гаснет и молчит!») Недаром в символически-вещем сне Татьяны Е.О. представляется ей не просто прямым убийцей, но и предводителем шайки «адских привидений», т.е. демоническим героем.

С другой стороны, новые для Е.О. деревенские впечатления, прикосновение к миру русской народности и старины, встреча с «русской душою» Татьяной — натурой цельной, решительной и страстной, дружба со своим антиподом — поэтом-романтиком, мечтателем-энтузиастом Ленским, готовым без раздумья пожертвовать жизнью во имя собственных убеждений и возвышенных идеалов,— подго-таачивают духовное обновление героя.

Потрясение, вызванное невольным убийством Ленского, открывает Е.О. опасность и гибельность демонического индивидуализма, приводит его к новому кризису, необходимости вновь изменить жизнь. Покинув места, «где окровавленная тень ему являлась каждый день», Е.О. отправляется в странствие по России. И не только для того, чтобы забыться в дороге: жизнь «без цели, без трудов» становится для него невыносимой.

Маршрут Е.О. не случаен. Его влекут места, связанные с героическими страницами русской истории: Нижний Новгород — «отчизна Минина», волжские просторы, овеянные легендами о Разине и Пугачеве, «жилище вольности» Кавказ, наконец, «брега Тавриды» — место ссылки Мицкевича и Пушкина. Ему необходимо своими глазами увидеть, каково современное состояние России, есть ли в ней источники и возможности осмысленной, исторически значимой деятельности. Итоги долгих странствий Е.О. безрадостны («тоска, тоска!..»). Героический период русской истории, кажется ему, остался в прошлом. В современности повсюду торжествует «меркантильный дух», мелкие, ничтожные интересы. Теперь лишь сфера частной жизни может оказаться для него спасительной. В таком душевном состоянии возвращается Е.О. в Петербург, где и происходит его новая встреча с Татьяной, уже чудесно преобразившейся, ставшей княгиней и придворной дамой — «законодательницей зал».

Противоречив и финал романа. С одной стороны, вспыхнувшая в душе героя страсть знаменует собой возможность и даже начало его духовно-нравственного обновления. С другой — безнадежная любовь к Татьяне приводит его на край гибели. И без того «на мертвеца похожий», Е.О. выслушивает суровую и убийственную для него отповедь Татьяны-княгини, а затем следует внезапное явление мужа-генерала, столь напоминающее явление статуи Командора в «Каменном госте».

Однако Пушкину важна именно принципиальная возможность нравственного возрождения Е.О., ибо подлинным героем романа является не он, а некий «сверхгерой» — современный человек вообще. С этой точки зрения Ленский, Е,О. и герой-автор, уже изживший демонический комплекс и как бы синтезирующий черты Е.О. и Ленского, представляют собой разные грани этого единого сверхгероя, закономерные этапы его эволюции.

Художественное исследование противоречивого сознания современного человека, его напряженно-конфликтных отношений с обществом и процесса его духовных исканий, впервые предпринятое Пушкиным в «Евгении Онегине», во многом определило магистральную линию развития русской литературы XIX»Шв. и породило целую галерею персонажей, генетически восходящих к Е.О., — от лермонтовского Печорина до героев Ф.М.Достоевского и Л.Н.Толстого.

Лит.: Белинский ВТ. Сочинения Александра Пушкина. Статья восьмая // Белинский В.Г. Поли, собр. соч. М., 1955. T.VTI; Писарев Д.И. Пушкин и Белинский // Писарев Д.И. Соч. М„ 1956, Т.З. С.306-338; Ключевский В.О. Евгений Онегин и его предки // Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990; Семенко И.М. Эволюция Онегина (К спорам о пушкинском романе) // Русская литература. 1960, №2; Непомнящий В. Начало большого стихотворения // Непомнящий В. Поэзия и судьба. Над страницами духовной биографии Пушкина. М., 1987; Лотман Ю.М. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. Л., 1983; Бочаров С.Г. Французский эпиграф к «Евгению Онегину» (Онегин и Ставрогин) // Московский пушкинист. М., 1995.

Первое появление Е.О. на театральной сцене произошло 24 апреля 1846 г., когда в Александрийском театре было показано «драматическое представление», сочиненное Г.В. Кугушевым для В.А.Каратыгина, игравшего главную роль. В инсценировке пушкинские строки были «дополнены» претенциозными стихами и сюжетными изобретениями. Получив письмо Татьяны, Е.О. читал и недвусмысленно комментировал его Ленскому. Ольга была переименована в Надежду; Зарец-кий оказывался давним другом семьи Лариных. Возник новый персонаж — князь Дольский, будущий муж Татьяны,— их брак был обусловлен «разочарованием в своих юных мечтах» (из рапорта цензора). Драма начиналась сценой письма Татьяны, за которым следовали свидание с Е.О., затем — дуэль, петербургский бал, встреча Е.О. с Татьяной и ее отповедь.

В дальнейшем театральная жизнь пушкинского героя была связана главным образом с оперой П.И.Чайковского «Евгений Онегин» (1879), ставшей самым популярным произведением русской музыкальной драматургии. Концепция оперы побудила П.И.Чайковского смягчить, а местами — снять в характере Е.О. пушкинские иронические краски и, по выражению критиков, «подновить» героя на тургеневский лад, упразднив в речах и манере признаки породившей его эпохи. Музыка обнаруживает внутренний мир Е.О.: резонерствуя, он искренне доброжелателен, сетуя на равнодушие, правдив. Онегинские «мелодии-позы» исполнены сдержанного, приветливого достоинства. Когда же в душе его «разрешается зима», именно музыка возвещает о переломе в развитии образа — рождении любви: Чайковский вводит в музыкальную характеристику Е.О. ранее принадлежавшую Татьяне тему любовных надежд.

Выдающиеся исполнители партии Е.О.: П.А.Хохлов (1881), П.М.Норнов (1928), Ю.А.Мазурок(1963).

Лит.: Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина. Статья восьмая // Белинский В.Г. Поли. собр. соч. T.VU. М., 1955; Писарев Д.И. Пушкин и Белинский // Писарев Д.И. Соч. Т.З. М., 1956. С.306-338; Ключевский В.О. Евгений Онегин и его предки // Ключевский В.О. Соч. в 9 т. Т.9. М., 1990; Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1968. С.281-288; Бродский Н.Л. «Евгений Онегин». Роман А.С.Пушкина, Пособие для учителя. Изд. 5. М., 1964; Бонда С.М. Предисловие и пояснительные статьи // Пушкин А.С. «Евгений Онегин». М., 1964; Поспелов Г.Н. «Евгений Онегин» как реалистический роман // Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики. Сб.статей. М., 1983; Гуковский ГА. Пушкин и проблемы реалистического стиля. Гл. 3. М., 1957; Семенко И.М. Эволюция Онегина. К спорам о пушкинском романе // Русская литература. 1960. №2; Маногонен-ко Г.П. «Евгений Онегин» А.С. Пушкина // Медведева И.Н. «Горе от ума» А.С.Грибоедова; Макогоненко Г.П. «Евгений Онегин» А.С.Пушкина. М., 1971; Nabokov Vladimir. Eugene Onegin. A Novel in Verse by Aleksander Pushkin, V.l-4. N.Y., 1964; Лотман Ю.М. Своеобразие художественного построения «Евгения Онегина» // Лотман Ю.М. В школе поэтического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. Книга для учителя. М., 1988; Долинина Н.Г. Прочитаем «Онегина» вместе. Л., 1971; Лотман Ю.М. Роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. Пособие для учителя. Л., 1980; Непомнящий B.C. «Начало большого стихотворения» // Непомнящий В. Поэзия и судьба. Над страницами духовной биографии Пушкина. Изд. 2, доп. М., 1987; Гуревич A.M. «Свободный роман» // Гуревич A.M. Романтизм Пушкина. М., 1993; Бочаров С.Г. Французский эпиграф к «Евгению Онегину» (Онегин и Ставрогин) // Московский пушкинист. I. М., 1995.

Тематика: герои;



Загрузка...
Похожие посты:
Татьяна

Татьяна...

Характеристики героев
Ленский

Ленский...

Характеристики героев
Евгений

Евгений...

Характеристики героев
Грандисон

Грандисон...

Характеристики героев
Суровая проза

Суровая проза...

Крылатые выражения
Социальный заказ

Социальный заказ...

Крылатые выражения
Сквозь магический кристалл

Сквозь магический кристалл...

Крылатые выражения
С ученым видом знатока

С ученым видом знатока...

Крылатые выражения
С корабля на бал

С корабля на бал...

Крылатые выражения
По строгим правилам искусства

По строгим правилам искусства...

Крылатые выражения
Писатель-людовед

Писатель-людовед...

Крылатые выражения
Что день грядущий мне готовит?

Что день грядущий мне готовит?...

Крылатые выражения
Охота к перемене мест

Охота к перемене мест...

Крылатые выражения
От Ромула до наших дней

От Ромула до наших дней...

Крылатые выражения
Оставь надежду всяк сюда входящий

Оставь надежду всяк сюда входящий...

Крылатые выражения
Обычай — деспот меж людей

Обычай — деспот меж людей...

Крылатые выражения
Ярмарка невест

Ярмарка невест...

Крылатые выражения
Я вас люблю, к чему лукавить?

Я вас люблю, к чему лукавить?...

Крылатые выражения
Не я первый, не я последний

Не я первый, не я последний...

Крылатые выражения
Наука страсти нежной

Наука страсти нежной...

Крылатые выражения
Наследник всех своих родных

Наследник всех своих родных...

Крылатые выражения
Мы все глядим в Наполеоны

Мы все глядим в Наполеоны...

Крылатые выражения
Мечты, мечты, где ваша сладость?

Мечты, мечты, где ваша сладость?...

Крылатые выражения
Мечтам и годам нет возврата

Мечтам и годам нет возврата...

Крылатые выражения
Любви все возрасты покорны

Любви все возрасты покорны...

Крылатые выражения
Как зюзя пьяный

Как зюзя пьяный...

Крылатые выражения
Как денди лондонский одет

Как денди лондонский одет...

Крылатые выражения
Итак, она звалась Татьяной

Итак, она звалась Татьяной...

Крылатые выражения
И вот — общественное мнение!

И вот — общественное мнение!...

Крылатые выражения
Запретный плод

Запретный плод...

Крылатые выражения
Его пример другим наука

Его пример другим наука...

Крылатые выражения
Дней минувших анекдоты

Дней минувших анекдоты...

Крылатые выражения
Диана

Диана...

Крылатые выражения
В хронологической пыли

В хронологической пыли...

Крылатые выражения
Автор

Автор...

Характеристики героев
Евгений Ханкин

Евгений Ханкин...

Цитаты великих людей