Не нравится 0 Нравится

Ларец с золотом


Суфийская притча


Жил да был некогда богатый купец. И вот однажды собрался он в далёкие страны, а великие богатства свои оставил на попечение своему управляющему. По воле случая некий мастеровой подслушал, как купец сказал управляющему:
— Тебе одному доверяю я свои богатства, сбереги их, но пуще всего храни те сто ларцов, что стоят у меня в кладовой. В каждом ларце по сто золотых. Хорошенько присматривай за ними.
Мастеровой оказался хитрым малым и завязал дружбу с управляющим, да так, что стали они вскоре чуть ли не каждый день вместе пить кофе.
И вот как-то раз мастеровой будто бы невзначай сказал:
— Знаешь, дружище, а ведь я в некотором роде алхимик. Вот если бы мне удалось раздобыть хоть один золотой, я смог бы удвоить золото и получилось бы два золотых.
Такого управляющий и в сказках не слышал, поэтому не поверил он поначалу своему приятелю. Но вскоре стало его разбирать любопытство, и захотелось ему проверить, правду ли говорит его приятель. Своего-то золота у него не было, но охота пуще неволи, вот и решился он позаимствовать золото у хозяина.
— Да ты же возьмёшь его только на время, — увещевал его мастеровой, — и оно будет всё время в твоих руках, здесь, в кофейне, и даже если оно не удвоится, то, что ты теряешь?
Ну как тут было устоять перед таким соблазном, и управляющий согласился.
Взял он один золотой из хозяйской сокровищницы и положил его в шкатулочку, в ту, что дал ему «алхимик». А шкатулочка-то с секретом была. И когда открыл он её, то аж глаза зажмурил от удивления — на дне и впрямь лежали два золотых вместо одного. Восторгу управляющего не было предела. А когда приятель сказал, что дарит ему этот новорождённый золотой, ему, конечно же, захотелось повторить этот фокус. Об этом он и попросил мастерового.
— Ну конечно, конечно, — ответил тот, — только тут надо соблюдать некоторые условия. Сначала возьми из каждой шкатулки по одному золотому, сколько бы их у тебя ни было, и принеси сюда.
Сказано — сделано. Так, один за другим, сотня золотых превратилась в две сотни.
— Ну а что касается следующего условия, — сказал мастеровой, — то оно таково: ты не должен класть новые золотые в прежние ларцы. Раздобудь где-нибудь другую шкатулку и положи в неё эти две сотни. Ну а как сделаешь всё, что я тебе велел, можешь смело пользоваться своей сотней из этой шкатулки. Так ты соберёшь деньги хозяина, да ещё выгадаешь на этом сто золотых.
Так управляющий и поступил. Сначала он побаивался, что золото не настоящее, но когда увидел, что «двойники» принимаются в лавках без лишних вопросов, он и вовсе голову потерял от радости. Никогда раньше не бывало у него столько денег, поэтому большую часть своего богатства он пустил на вино и прочие удовольствия, да и как же иначе, ведь он хорошо помнил, что приятель говорил ему: «Как только твоя сотня иссякнет, скажи мне, и мы снова наполним твой кошелёк, но только тогда, когда деньги твои кончатся, не раньше».
Долго ли, коротко ли, но вернулся купец из заморских стран, а управляющий к этому времени так пристрастился к вину, что и вовсе сделался горьким пропойцей. Увидев его в столь неприглядном состоянии, купец в сердцах воскликнул:
— Да что же это за управляющий! Ты, мошенник, небось, и мои деньги на себя поистратил?!
— Что вы, хозяин, как можно, — заплетающимся языком пролепетал управляющий, — я их даже приумножил.
Купец со всех ног кинулся в свою сокровищницу, но там, на первый взгляд ничего не было такого, что бы указывало на нечестность управляющего. И в ту самую минуту, когда он облегчённо вздохнул, в дверях появился мастеровой. Купец удивлённо посмотрел на него, а тот ему и говорит:
— Верни мне деньги, которые я оставлял у тебя на сохранение.
— Какие деньги? — удивился купец. — Да я тебя, проходимца, впервые вижу!
И разгорелась тут такая ругань, что пришлось в это дело вмешаться властям, которые, не долго думая, отвели обоих в суд.
— Я оставил на сохранение деньги у этого человека, — заявил бессовестный мошенник судье, указывая на купца.
— И сколько же их было? — спросил тот.
— Девять тысяч девятьсот пятьдесят золотых, по девяносто девять в каждом ларце, кроме одного, в котором их было пятьдесят, — выпалил разом плут, который всё это время тщательно подсчитывал все расходы управляющего.
— О, это ложь! И я могу доказать это! — воскликнул немного оправившийся купец. — У меня ровно сто ларцов, в каждом из которых по сотне золотых, и всё это я оставлял на попечение управляющего. Всего там было десять тысяч золотых, ну, может быть, немного меньше, если управляющий украл оттуда сколько-нибудь, но ни как уж не та сумма, которую назвал этот мошенник.
Суд, выслушав обоих, вынес решение пересчитать золото. Но, к ужасу купца, оказалось, что в ларцах была именно та сумма, которую назвал мошенник-мастеровой. Управляющего не могли призвать как свидетеля, ибо ум его был окончательно затуманен вином. А посему суд и постановил, чтобы всё золото было отдано мастеровому, который после этой истории стал весьма уважаемым и известным во всей округе человеком.

Тематика: мудрость;